mikle97 (mikle97) wrote,
mikle97
mikle97

Category:

Война в Корее (продолжение 3)

Одним из наиболее слабых мест в организации ROKA перед войной было отсутствие централизованной системы мобилизации и подготовки пополнения. Каждая дивизия самостоятельно занималась набором и подготовкой пополнения.

То есть, когда корейский командир желал пополнить свою часть, он отряжал «призывную партию» в ближайшую деревню или город, где та занималась отловом «пополнения прямо на улицах.

Но после катастрофического начала войны, когда численность армии уменьшилась вдвое, а от 8 дивизий осталось пять, да и то некоторые существовали скорее на бумаге, возникла острая необходимость формировать новые полки и дивизии с нуля.

Во что это выливалось, описано у Сойера:





The formation of the ROK 26th Regiment in August was typical of the haste and expediency surrounding KMAG’s operations at the time. Early in August the KMAG G–3 Advisor called Capt. Frank W. Lukas in from the field and ordered him to activate a new regiment for the ROK 3d Division. Lukas obtained two interpreters from ROK Army headquarters and got in touch with the appropriate ROK Army staff officers in Taegu.
These, with the aid of the police and other city officials, drafted youths on the streets of the town, and within a day or two they had nearly 1,000 recruits. As men were drafted, Lukas and his Korean officers formed squads, platoons, companies, and, finally,
two battalions. The most intelligent-appearing recruits were designated NCO’s and platoon leaders, while the officers who had helped to recruit them became company, battalion, and regimental commanders and staffs. When the two battalions were
organized, the KMAG G–4 somehow obtained enough rifles for them. Lukas then took his regiment outside the city and allowed each man to fire nine rounds of ammunition, Shortly thereafter the regiment, clad in an assortment of civilian clothes, school uniforms, and odds and ends of U.S. Army uniforms, boarded a train at Taegu and traveled east to a sector near P’ohang-dong, where, in less than a week after its activation had been ordered, it entered combat. The ROK 26th Regiment received no formal training until April 1951.

Перевод:
Формирование в августе 26го полка армии РК было типичным для спешки и суматохи окружавшей операции KMAG (группы американских военных советников в Корее) в то время.

В начале августа начальник оперативного отдела G-3 KMAG вызвал с фронта капитана Фрэнка Лукаса и приказал ему сформировать новый полк для 3-й пехотной дивизии РК.

Лукас получил двух переводчиков из корейской армии, а в Тэгу в его распоряжение поступило соответствующее количество корейских офицеров.
Затем, с помощью полиции и городских властей, на улицах города за день-два было отловлено и призвано в армию около 1000 человек местной молодежи. Когда «призывная кампания» завершилась, Лукас и его корейские офицеры сформировали отделения, взводы, роты и в конце два батальона. Рекруты, которые выглядели наиболее смышлеными, были назначены сержантами и командирами взводов, в то время как офицеры проводившие призыв, заняли должности комполка, ротных и батальонных командиров и должности в штабе. Когда два батальона было сформировано, KMAG каким то образом удалось получить достаточно винтовок для них. Затем Лукас вывел полк за город и разрешил каждому бойцу отстрелять по 9 патронов.
Вскоре после этого полк, обмундированный в смесь школьной формы, различной гражданской одежды и отдельных элементов американской униформы, погрузился на поезд и отправился на восток в сектор возле Поханг-донг.
Там, менее чем через неделю после приказа о создании полка, он вступил в бой.
26-й полк не получал никакой специальной подготовки вплоть до апреля 1951.

Аналогичным путем формировалась 2-я пехотная дивизия в ноябре этого же года:

В начале ноября генерал Фаррелл вызвал к себе майора Томаса Росса и поинтересовался, сколько у него займет времени сформировать еще одну дивизию для ROKA. Росс ответил, что необходимо хотя бы несколько недель, на что шеф KMAG рассмеялся и проинформировал молодого офицера, что ожидает уже сформированную дивизию на следующий день.
На тот момент в районе Сеула было 3 призывных центра, в которых содержались рекруты в ожидании окончания процесса призыва.
Майор Росс поочередно посетил все три этих центра. Приехав в центр, он требовал от корейского начальника центра построить имеющихся рекрутов группами по 200 человек. Каждая такая группа назначалась ротой, из рот майор формировал батальоны, а весь призывной центр становился полком. Офицерский и сержантский состав до уровня роты включительно, Росс подбирал также как капитан Лукас для 26-го полка – из рекрутов наиболее смышленых по внешнему виду. Затем он получил батальонный, полковой и дивизионный комсостав из штаб-квартиры ROKA и отряд советников от KMAG.
Через несколько дней после первой беседы Фаррела с Россом 2-я пехотная дивизия ROKA отправилась на свое первое задание – борьбу с партизанами в районе Чончон-Хвачон. Оружие солдаты получали только когда грузились на грузовики в призывных центрах. Тренировки с оружием проводились уже в ходе марша дивизии на север, для чего ежедневно выделялось по несколько часов.

В общем, нет ничего странного, что дивизии ROKA в течение первого года войны имели весьма низкую боеспособность – при таких способах формирования и уровне подготовки офицеров. Кстати, 6 недель для подготовки нового офицера – это еще не рекорд. В той же школе готовили и лейтенантов для территориальной армии (ROK National Defense Corps). Курс длился две недели – столько же времени там готовили сержантов для регулярной армии.
При этом задачи им часто ставились сравнимые с теми, что ставились перед американскими войсками – несравнимо лучше оснащенными и подготовленными.
После чего американцы горько сетовали на регулярные провалы в действиях частей ROKA.
Из письма майора Мэя ( в июле 1950 – советник 1-й пехотной дивизии ROKA)

“. . . we had a total of fourteen 105-mm. howitzers, no 4.2 mortars, recoilless rifles or tanks. We were trying to hold a 22 km. front, mostly with rifles.”

«…Мы имели всего 14 105мм гаубиц и ни одного 106 мм миномета, ни безоткатных орудий, ни танков. Мы пытались держать 22-х километровый фронт при помощи фактически одних винтовок.»


Нельзя сказать, чтобы KMAG не пыталась изменить ситуацию с подготовкой пополнения. Первый центр подготовки пополнения (RTC) под руководством трех американских офицеров и пяти сержантов был организован в середине июля в Тэгу. В августе второй центр открылся в районе Пусана. Первоначально планировалась пропускать новобранцев через 10-ти дневный тренировочный цикл с упором на стрелковую подготовку, но даже этот небольшой срок часто урезался в связи с острой потребностью фронта в пополнении. Также уровень подготовки пополнения ограничивался острым дефицитом материальных ресурсов. Курсанты учебных центров обучались со старыми японскими винтовками, трофейным оружием и.т.д. К сентябрю открылось еще два аналогичных центра в районе Пусана и один на Чечжу-до. Общая производительность этих центров достигала 2950 человек пополнения в день.

Понятно, что качество такого пополнения оставляло желать гораздо лучшего.
Американские советники на местах пытались исправить ситуацию. Один из советников 6-й дивизии, осознав, что новое пополнение практически ничего не знает о своем же оружии, организовал краткие курсы огневой подготовки и тактики прямо в дивизии. Используя язык жестов, рисунки на земле и наглядную демонстрацию он учил их правильно прицеливаться, брать поправку на ветер и правильно вести огонь. Аналогичными методами он показал им, как двигаться перебежками под прикрытием огня своих товарищей, как штурмовать укрепленные позиции и.т.д. Такие несложные курсы весьма значительно увеличили эффективность действий пехоты в дивизии.

Постепенно ситуация с подготовкой кадров стала улучшаться.

Осенью срок обучения новобранцев увеличили уже до 16 дней и в наиболее крупном центре (Тэгу) их стали учить не только основам стрелковой подготовки, но и базовой тактике. Тогда же в учебке Тэгу появились специализированные учебные батальоны: 4 стрелковых батальона с винтовками Гаранд, 2 батальона с карабинами, еще один – автоматические винтовки BAR, батальоны пулеметчиков и минометчиков, а также батальон “rocket” (реактивные гранатометы). В декабре 1950 срок подготовки рекрутов увеличили до 21 дня, а в январе 1951 все RTC собрали на о. Чечжу-до.
В феврале 1951 была восстановлена система подготовки офицерских кадров – вновь открылись школы: пехотная, инженерная, артиллерийская, вооружения и боеприпасов, связи, службы тыла, военной полиции. К маю 1951 в них проводились базовые курсы по всем необходимым специальностям, позже появились и продвинутые курсы. К октябрю 1951 в этих школах одновременно обучались свыше 10 000 курсантов, а длительность курса обучения к зиме этого года выросла до 24 недель. В декабре 1951 вновь открылся командно-штабной колледж для старших офицеров, а с января 1952 вновь заработала корейская военная академия с 4-х летним сроком обучения по типу американкой академии Вест Пойнт.
Также, в конце 1951 группа из 250 корейских офицеров отправилась в США, где они проходили обучение в Пехотной школе Форт Беннинг и артиллерийской школе Форт Силл. Напомню, что до войны количество офицеров ROKA, обучавшихся в США исчислялось единицами.

В июле 1951 Ван Флит назначил бригадного генерала Томаса Кросса (заместителя командующего 9-м армейским корпусом) начальником полевого учебного командования (Field Training Command (FTC)). В последующие три месяца под его руководством офицеры KMAG создали 4 полевых учебных лагеря (по одному на корпус) для переподготовки всей ROKA в целом.
Корейские дивизии поочередно выводились с фронта в эти лагеря, где проходили 9-ти недельный курс тактической подготовки. Причем подготовка начиналась с тактики действий отдельного бойца и последовательно повышалась до уровня отделения, взвода, роты и в конце курса – батальона. Случалось, что из-за тяжелой ситуации на фронте дивизию отзывали из лагеря досрочно. Тем не менее, к концу 1952 все 10 дивизий ROKA провели в учебных лагерях не менее 5 недель каждая. Причем некоторые дивизии возвращались с фронта в учебные лагеря по несколько раз и в сумме провели там до 11 недель.

В целом к концу войны у Южной Кореи уже была более-менее боеспособная армия. А десяток лет спустя, во Вьетнаме американские военные оценивали эффективность частей корейского корпуса (Столичная и 9-я пехотный дивизии, бригада морской пехоты), как ни в чем не уступающую эффективности американской армии.
Tags: Война в Корее
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Recent Posts from This Journal