mikle97

Category:

Загадка-10 - Ответ

https://mikle97.livejournal.com/79629.html — загадка оказалось несложной.

shadow_ru   abmtm001  и dannallar  дали правильные ответы


Да это Корея, 30 ноября 1950. Бойцы 2-го инженерно-саперного батальона 2-й пехотной дивизии армии США по приказу комбата сжигают батальонное знамя, чтобы не допустить захвата его противником (китайскими добровольцами). Во всяком случае так звучит нынешняя официальная версия.

А началось все вечером 25 ноября, когда 38-й и 42-й корпуса 13-й армии китайских добровольцев атаковали позиции II-го южнокорейского корпуса, прикрывавшего правый фланг 8-й армии США. 8-я армия занимала позиции в долине реки Чхончхонган, примерно в 80 км от корейско-китайской границы.

К 27 ноября разгром южнокорейского корпуса завершился,  правый фланг 8-й армии был открыт.

Когда 2-я пехотная дивизия IX-го корпуса 8-й армии США получила приказ на отход на юг к Куну-ри (важный перекресток дорог), многочисленные китайские подразделения оседлали господствующие высоты вдоль путей отхода и взяли их под огневой контроль. С немалыми потерями американцам все же удалось прорваться. Но и там их ждал неприятный сюрприз — многие ключевые высоты в районе Куну-ри тоже уже оказались заняты китайцами.

Эмблема 2-й пехотной дивизии
Эмблема 2-й пехотной дивизии

29 ноября, командующий 8-й армией генерал Уолкер, по итогам совещания с МакАртуром, отдал приказ на общий отход армии в районе Санчон (50 км южнее Куну-ри). 

2-я пехотная дивизия должна была отходить последней и история повторилась вновь -китайские подразделения опять оседлали господствующие высоты вдоль дороги Куну-ри — Санчон и взяли участок дороги под огневой контроль.

1-й батальон Миддлсекского полка 27-й британской бригады попытался очистить дорогу ударом с юга, но успеха не достиг. Также безуспешной оказалась атака разведроты 2-й дивизии, усиленной подразделениями 9-го пехотного полка этой же дивизии и танковым взводом. К китайцам подошли подкрепления и блокированный их огнем участок дороги вырос до 10 км, но командование 2-й пехотной дивизии про это еще не знало и все же решило прорываться по этой дороге.

Рано утром 30 ноября в атаку пошли 2-й 3-й батальоны 9-го пехотного полка 2-й пд. Стоит заметить что к этому моменту в батальонах оставалось примерно по 200 человек л/с. Им удалось сбить китайцев с одной из высот, ближайшей к дороге. По другой вершине удачно отработала авиация. после этого по дороге двинулся танковый взвод из состава роты С 72-го танкового батальона, приданного 2-й пд, и успешно прошел вплоть до британских позиций. После этого штаб дивизии для окончательной зачистки высот направил в помощь 9-му полку 3-й южнокорейский полк, который с 27 ноября (после разгрома южнокорейского корпуса) примкнул ко 2-й дивизии. Сначала корейцы продвигались довольно успешно, пока не попали под дружественный огонь танков 72-го тб, который их полностью деморализовал.

Тем не менее, выбора у командования не оставалось и в середине в путь отправились основные силы дивизии. 

.

Комдив 2-й пехотной. По итогам этих боев был снят с должности
Комдив 2-й пехотной. По итогам этих боев был снят с должности

Впереди шел 38-й полк, подбирая по дороге бойцов 9-го полка, которые ранее пытались зачистить высоты вдоль дороги. Колонна 38-го полка постоянно обстреливалась пулеметным и минометным огнем, бойцам приходилось спешиваться, укрываться в придорожных канавах и ответным огнем подавлять огонь противника, после чего вновь грузится в уцелевшие машины и продолжать движение. Танки из полковой танковой роты расчищали дорогу сталкивая с нее подбитые и брошенные машины. 2-й батальон 38-го полка потерял всех командиров рот, 3-й батальон потерял практически весь штаб, комбат также был тяжело ранен и эвакуирован.

Затем по той же двинулся штаб дивизии с  ротой связи и разведротой. Им пришлось столкнуться примерно с теми же трудностями что и 38-му полку. Также бойцам и офицерам штаба дивизии во главе с комдивом неоднократно приходилось останавливаться, спешиваться и подавлять огонь противника. Существенную поддержку ударами с воздуха оказывала авиация.

Далее, уже в сумерках, по дороге  стала прорываться дивизионная артиллерия со своим штабом. Для прикрытия им выделили 1-й батальон 38-го пехотного полка и дивизионную роту военной полиции.

Прорывались в следующем порядке:

1)17-й батальон полевой артиллерии (203-мм гаубицы)

Единственный артиллерийский батальон такого калибра в Корее на тот момент. 

В наступающей темноте и соблюдая светомаскировку, батальон проскочил достаточно успешно. Было два основных неприятных инцидента — на дороге был брошен подбитый грузовик со всей документацией по личному составу батальона и при объезде взорванного моста, одна из гаубиц завалилась с дороги в канаву, задавив 8-х южнокорейских солдат, ехавших на лафете.

Л/с батальона потерял только 1 человека убитым и 16 человек ранеными, на дороге были оставлены 26 подбитых машин и 1 гаубица

2) 37-й батальон полевой артиллерии (105 мм гаубицы)

Тут потери были значительно больше — 35 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 53 машины и 10 орудий остались на дороге, и только 8 орудий прорвались

3)штаб дивизионной артиллерии

4)1-й батальон 38-го полка и дивизионная рота военной полиции

Также в составе колонн шли самоходные зенитные установки 82-го зенитно-артиллерийского батальона.  Именно они оказались наиболее удобным средством дивизии для подавления огневых точек китайцев на высотах.В этих боях батальон потерял 12 офицеров и 236 рядовых и сержантов. 

Не без проблем, бросив много подбитой техники, эти части сумели прорваться, во многом благодаря  поддержке остававшихся на огневых позициях 503-го батальона полевой артиллерии (155 мм гаубицы)  и 38-го батальона полевой артиллерии (105 мм гаубицы). Авиация в наступившей темноте уже не работала. Также на оборонительных позициях оставался и 2-й инженерно-саперный батальон.

23-й пехотный полк вместе с 15-м батальоном полевой артиллерии (105 мм гаубицы) согласно приказу комдива должны были замыкать колонну 2-й дивизии и осуществлять тыловое охранение при отходе.   Но командир полка, полковник Фримен, посчитал что под прикрытием темноты противник усилит свои подразделения и окончательно заблокирует дорогу  Куну-ри — Санчон. Поэтому, примерно в 16.00 он отдал приказ своему полку и приданному 15-му артиллерийскому батальону  сниматься с позиций и отходить по дороге Куну-ри — Анджу. С ними также по этой дороге решили отступать приданные подразделения 72-го тб и батарея 82-го зенитно-артиллерийского батальона.

Для прикрытия отхода артиллерия открыла чрезвычайно интенсивный огонь по атакующему противнику. За 22 минуты 15-й артбатальон израсходовал 3200 105-мм снарядов, приведя стволы орудий в негодность.

Около 17.00 колонны полка начали движение в сумерках с выключенными фарами по дороге Куну-ри — Анджу. Примерно через 12 км головные подразделения колонны вышли к позициям 5-го полка 24-й дивизии армии США у моста через Чхончхонган. Столкновений с противником во время отхода практически не было.

Полковник Фримен спас свой полк, но оставил штабную роту 9-го пехотного полка, 503, 38 артиллерийские и 2-й саперный батальон без всякого пехотного прикрытия. (Фримен впоследствии дослужится до 4-хзвездного генерала и командующего армией США в Европе)


Как только 503-й и 38-й батальоны при отходе по дороге Куну-ри — Санчон дошли до контролируемого китайцами участка, они почти сразу же оказались под плотным минометным и пулеметным огнем. Потом послышались звуки сигнальных горнов и большая группа китайцев ринулась в атаку с высот на дорогу. В этой атаке им удалось полностью разгромить батарею В 503-го батальона. Из всей батареи спаслось немногим более 20 человек. Отходя обратно, китайцы подожгли несколько грузовиков на дороге, обеспечив подсветку целей для своих пулеметчиков и минометчиков. Далее, при попытке преодолеть затор на дороге, под пулеметный огонь попало командование дивизиона. Комбат-38, подполковник О'Доннел получил 5 пуль и остался лежать на шоссе. Оставшиеся старшие офицеры так и не смогли принять какое-либо ясное решение. Колонна стояла на дороге и спокойно расстреливалась противником. Лейтенант Гриннел вспомнил, что в хвосте колонны есть самоходные зенитные установки. Он проскочил назад и сумел вывести в голову колонны 3 самоходные зенитно-пулеметные установки М16 (4х12,7мм) и 2 самоходные зенитно-артиллерийские установки М19. Их огнем удалось подавить китайские пулеметы.

ЗСУ М-19
ЗСУ М-19


самоходная ЗПУ М-16 (квад фифти (quad '50) на американском армейском жаргоне)
самоходная ЗПУ М-16 (квад фифти (quad '50) на американском армейском жаргоне)

 Перед тем как колонна возобновила движение, майор Фралиш решил забрать тело комбата, лежащее на шоссе. Но когда к нему подошли, то выяснилось, что не смотря на 5 полученных пуль, подполковник О'Доннел жив, и даже в сознании.  Его перевязали, завернули в  одеяло и положили в головную зенитную самоходку. Колонна двинулась, впереди шли 5 зенитных самоходок, подавляя ураганным огнем китайские пулеметы. Но после прохода самоходок, пулеметы спустя небольшое время возобновляли огонь. В итоге, до взорванного моста смогли прорваться только эти самоходки и несколько грузовиков с ранеными и джипов вслед за ними. При форсировании реки вброд были потеряны две самоходки. Часть л/с 503-го и 38-го батальонов выходила из окружения в последующие дни пешком группами разной численности. Из рядовых и сержантов 38-го артиллерийского батальонf вышло из окружения 65 человек.

Из колонны  штабной роты 9-го полка из-за огня противника прорваться по дороге не смогла ни одна машина. Л/с штабной роты  оставил машины и большую часть имущества на дороге и выбирался по горам пешком всю ночь и первую половину дня 1-го декабря. Из 300, примерно, человек к 14.30 01.12.1950 вышли к Санчону около 200.

Рапорт штаба 9-го полка:


И наконец, 2-й инженерно-саперный батальон.

Ко второй половине дня 30 ноября он занимал оборонительные позиции, прикрывая северные подступы к КП дивизии. 

Примерно в 15.00, НШ дивизии, перед уходом с КП отдал приказ комбату собрать батальон и отходить вслед за дивизионной артиллерией. Но организованного сбора и отхода батальона не получилось. Некоторые подразделения саперов, занимавших позиции южнее, похоже успели сняться и примкнуть к отходящим колоннам артиллеристов и 9-й штабной роты. С северных оборонительных позиций не выбрался практически никто. Командир батальона пропал без вести — по некоторым источникам был убит тогда же, 30 ноября, по другим попал в плен и позже умер в плену.  Из 977 человек, положенных по штату, к 1 декабря в расположении 2-й дивизии насчитали только 266 человек. Боевые потери батальона за 15-30 ноября составили 561 человек. Была утрачена практически вся техника батальона — уцелело только 6 грузовиков и джипов

Потери подразделений 2-й пехотной дивизии за 15-30 ноября 1950

(штатная численность, боевые потери за 15-30 ноября, фактическая численность на 1 декабря)

СIC det - отряд военной контрразведки, QM Co - рота тылового обеспечения, Ord Co - артиллерийско-техническая рота (ремонт, обслуживание хранение вооружения и боеприпасов), Repl Co - рота резерва, Hq Co - штабная рота
СIC det - отряд военной контрразведки, QM Co - рота тылового обеспечения, Ord Co - артиллерийско-техническая рота (ремонт, обслуживание хранение вооружения и боеприпасов), Repl Co - рота резерва, Hq Co - штабная рота

Из 4940 человек (из них 237 офицеров), 4500 (90%) потеряны после 25 ноября. За время китайского наступления дивизия потеряла примерно 30% л/с. Потери в технике тоже внушают — 64 орудия, почти вся инженерная техника,  до 40% средств связи, 45% группового оружия, 30% транспортных средств.

Среди пехотных частей наиболее серьезные потери у 9-го полка. К 1 декабря в 3 стрелковых батальонах полка осталось 35 офицеров и 751 рядовых и сержантов.

Отчет 9-го полка дает еще большие потери чем указаны в таблице выше:

Стоит отметить, что число пропавших без вести в разы превышает число убитых и раненых.

Потери ключевого комсостава:

Ранен — начальник разведки полка (S-2)

Пропали без вести — полковой хирург, 4  врача, начсвязи полка, комбат, 2 замкомбата, 2 батальонных адъютанта, начальник разведки батальона (S-2), 11 командиров рот, два главных сержанта батальонов, 9 ротных сержантов

Выжившим 9-го полка перепало кое что из наград:


Но как видим из списка выше, самые тяжелые потери понес 2-й инженерный батальон. Из его офицеров почти никто не уцелел.

Ведущие американские военные историки (Эпплман, Моссман) в своих книгах, изданных в 80-х годах, указывали, что нет достоверных сведений о событиях, происходивших во 2-м инженерном батальоне с вечера 30 ноября до утра 1 декабря. Уцелевшие не оставили официальных рапортов. Считается, что под сильным натиском противника батальон не смог осуществить организованный отход и был разгромлен. О том что произошло с флагом батальона — там нет ни единого слова. 

Крайне скупо рассказывается об этих событиях и в ЖБД штаба 2-й дивизии


Но вот несколько позже, в 90-2000х годах вроде как нашлись свидетели.

Вот статья с официального сайта инженерных войск США

https://www.usace.army.mil/Media/News-Archive/Article/475309/2nd-engineer-battalion-burns-its-colors/

Every year, the Soldiers of the 2nd Engineer Battalion burn their unit colors.

To military people, this is shocking. A unit’s colors, its flag, is part of the unit’s soul. During a change of command the colors pass from the previous commander to the new commander. Battle streamers record the unit’s history in combat. The colors lead the unit on parade.

To damage, or even just drop, the colors is unthinkable. But every year the 2nd Engineer Battalion burns their colors on Nov. 30 in a unique ceremony that honors the battalion’s actions in the battle of Kunu-Ri during the Korean War. During that battle, the battalion commander ordered the colors burned to prevent it from falling into enemy hands as they were overrun by the Chinese army.

Retired Lt. Col Robert Nerhling spoke briefly during this year’s ceremony at White Sands Missile Range, N.M., noting that he may be the last survivor of those who witnessed the original color burning.

What Nerhling witnessed 51 years ago was every Soldier’s worst nightmare....


Unfortunately, by this time the engineers’ window of opportunity to escape had closed. At 7:30 p.m. on Nov. 30, Col. Alarich Zacherle, battalion commander, ordered all equipment destroyed. Magnesium grenades were dropped on heavy equipment tracks and engines. Tires were filled with gasoline, thrown inside vehicles and set ablaze.

Zacherle then ordered the battalion colors, its custom-made box, and the 25 combat streamers that adorned it soaked in gasoline and set on fire. He wanted to prevent the Chinese from capturing it as a war trophy.

About 30 minutes after Zacherle gave that order, the Chinese forces overran the engineers. Nerhling said that “burning the colors and getting the hell out of there” were the only two things on their minds, but very few escaped. When the battalion regrouped after the battle, just 266 of the original 977 Soldiers remained. One officer was present; all others had been killed or captured.

Every year since the mid-1990s, the battalion has held a solemn nighttime ceremony where those actions are remembered and the unit’s colors burned. After Nerhling spoke, Command Sgt. Maj. Thomas Geddings, the battalion sergeant major, held the colors while Maj. Christian Thomas, the battalion executive officer, set them on fire. Then a partial roll was called, highlighting the immense casualties the battalion suffered.


Каждый год (начиная с середины 90-х), 30 ноября 2-й инженерный батальон сжигает свой флаг в память о событиях 30 ноября 1950.

Согласно свидетельствe подполковника в отставке Роберта Нерлинга, события развивались так: в 19.30 комбат отдал приказ уничтожать технику батальона. Затем он приказал достать знамя батальона из ящика, облить бензином и сжечь. Примерно через 30 минут после приказа комбата, китайцы ворвались на позиции батальона и все было кончено. Немногим из л/с батальона удалось уйти.

Армия США официально отрицает, что захват американского знамени противником когда либо имел место.

Official Army records contain no mention of any unit of the United States Army having lost its colors to the enemy during World War II, the Korean War, or the war in Vietnam. There is also no record of any unit having its colors taken away as a punishment for any action at any time in the history of the United States Army.

При этом указывается, что в отношении знамен некоторых частей таки ходят упорные слухи:

There have been several rumors concerning various units losing their colors. These are generally false. Some of these include:

a. The 1st Cavalry Division in Korea

b. 7th Cavalry at Little Big Horn
Although this office has no conclusive evidence one way or the other, it has been suggested that Custer's personal flag along with several troop guidons were taken, but that the regimental flag was not captured.
There is also a rumor that the 7th Cavalry lost its colors in Korea.


Тем не менее, есть некоторые основания для сомнений. В пекинском музее хранится якобы захваченное знамя 31-го пехотного полка армии США. Возможно, конечно, что это подделка. Но, 31-й пехотный реально был окружен и разбит при Чосине, лс/полка выходил из окружения мелкими разрознеными группами, комполка погиб — при таких обстоятельствах утрата знамени вполне вероятно.

Captured U.S. Army regimental standard of the 31st Infantry Regiment of the U.S. Army’s 7th Infantry Division, which was a part of X Corps and evacuated through Heungnam, on exhibit at the PLA’s War Museum in the PRC.
Captured U.S. Army regimental standard of the 31st Infantry Regiment of the U.S. Army’s 7th Infantry Division, which was a part of X Corps and evacuated through Heungnam, on exhibit at the PLA’s War Museum in the PRC.


То же самое касается и знамени 2-го инженерного.

В сети мне как то попалось фото, якобы из Пхеньянского военного музея

На переднем плане красный флаг очень похож на флаг 2-го саперного батальона, который как утверждают американцы, был сожжен.


Как оно там было на самом деле - мы вряд ли узнаем.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded