mikle97 (mikle97) wrote,
mikle97
mikle97

Category:

Холодная война. EPW от Кореи до Гренады.Ч.2 Обзор американских уставов по работе с военнопленными.

Сразу после похищения Додда, коммунисты вывесили плакат с текстом следующего содержания: «We capture Dodd. As long as our demand will be solved, his safety is secured. If there happen brutal act such as shooting, his life is danger». (Мы захватили Додда. Пока наши требования буду выполнятся, он в безопасности. Если начнется стрельба, его жизнь будет под угрозой.)


Вскоре администрация получила записку от самого генерала, где он просил не предпринимать силовых акций до вечера, поскольку собирался уговорить своих похитителей отпустить его. Тем временем, Риджвей отдал приказ не останавливаться перед любыми мерами по освобождению Додда. На следующий день Кочже-до прибыл новый комендант, бригадный генерал Колсон (заслуженный ветеран ВМВ), вместе с пехотным батальоном (3-й батальон 9-го пехотного полка, переброшен танкодесантными кораблями из Пусана). Пехотинцы, усиленные пулеметными джипами оцепили зону 76 по периметру на случай попытки массового побега.

На всякий случай, с моря остров блокировали сторожевики южнокорейских ВМС. Танковая рота из состава 64-го танкового батальона начала марш к Пусану.



Также на остров прибыл начальник штаба 2-го логистического командования, полковник Крейг, которому были переданы инструкции от командующего 8-й армией Ван Флита – не предпринимать силовых акций пока Додд в опасности, до получения приказа сверху. Исключение составляла только попытка массового побега, если таковая состоится. Аналогичные инструкции получил и Колсон.

В последующие дни, связь с Доддом поддерживалась при помощи полевого телефона проведенного в зону. Также, по просьбе Додда, в зону 76 были отправлены представители других зон, для обсуждения их проблем и требований. С генералом обращались хорошо, но тем не менее ясно дали понять, что при попытке штурма ему не поздоровится.
9 мая в зону 76 было доставлено письменное требование Колсона освободить Додда, в случае если это требование не будет выполнено в течение установленного времени, в зону обещали ввести войска. В ответном послании от главы повстанцев полковника Ли Хак Гу, сообщалось, что генерал Додд уже признал свою вину в варварских убийствах и бесчеловечном обращении с пленными и не будет отпущен пока все требования заключенных не будут выполнены.
Не смотря, на то что временя оговоренное в требованиях истекло, Колсон решил отложить штурм до прибытия танковой роты. Пока же он запретил перемещения пленных между локальными зонами. Коммунисты предложили Колсону провести встречу, после которой обещали отпустить Додда. Поскольку штурм, все равно откладывался, Риджуэй и Ван Флит дали Колсону добро на переговоры с пленными.
Ободренные успехом, коммунисты провели т.н. «народный суд» на Доддом, где обвинили его в многочисленных убийствах PW.
Пока длился этот не имеющий аналогов процесс, к локальной зоне 76 подтянулись подразделения 38- го пехотного полка. Его командир, подполковник Кернан разработал план силового входа в зону с использованием танков, бронеавтомобилей, огнеметов, джипов с крупнокалиберными пулеметами, слезоточивого газа и.т.д. Крайний срок окончания переговоров и перехода к силовым действиям был установлен Ван Флитом – 10.00 10.05.52. В ночь с 9 на 10 мая прибывшие на остров 20 танков (5 с огнеметами) заняли исходные позиции, пехотинцам раздали противогазы. При помощи колючей проволоки было выгорожено 16 небольших локальных зон в которые после штурма должны были быть рассредоточены PW из зоны 76. Этой же ночью Колсону удалось переговорить с Доддом, после того как они попрощались, Колсон полагал, что больше он его никогда не услышит.
Утром Колсону передали последние требования пленных зоны 76.
В результате, Колсон подписал официально заявление, где признал что охрана лагеря убила и ранила многих пленных и обещал приложить все усилия, чтобы в дальнешем все требования международного права в отношении пленных соблюдались. Также он пообещал в дальнейшем не допускать «насильственных» опросов и фильтраций пленных – при условии что Додда освободят к полудню.
Что касается требования об отказе от добровольной репатриации – Колсон ответил что это вне его компетенции. Такой ответ не устроил коммунистов. Все же штурм решили отложить и переговоры продолжить. В конце-концов , в 21.30 10 мая целый и невредимый Додд вышел из зоны 76. Но действия Колсона, а именно подписание им письменного признания в т.н. «преступлениях» против пленных вызвали неоднозначную реакцию высшего командования американской армии – Ван Флит предлагал администриативные взыскания для Додда и Колсона, а Марк Кларк и вовсе предложил разжаловать обоих в полковники.

Вашингтон (в частности , Брэдли) одобрил последнее - более суровое решение. Разжалованные в полковники Колсон и Додд были отправлены в отставку, а Кларк попытался дезавуировать «признания» Колсона. Такая реакция была ожидаемой, поскольку действия Колсона и Додда дали серьезный козырь коммунистическим пропагандистам. Ференбах, в своем классическом труде «This kind of war» цитирует газету «Правда», где Кочже-до на полном серьезе сравнивают с Майданеком и Дахау:
«Koje Island! Again the gloomy shadow of Maideneck (a Nazi extermination camp in Poland) has come upon the world, again the stench of corpses…… the groans of the tortured…… we learn that “civilized” Americans can be yet more inhuman, yet more infamous than the bloody Hitlerites. Dachau was a death camp, Maidenek was a death factory; Koje is a whole island of death. The American hangmen are torturing, tormenting, and killing unarmed people here. They are experimenting with their poisons on them…»
Радикально изменить ситуацию в лагере должен был новый комендант – генерал Хейден Боутнер по прозвищу Булл (Бык).

Это был человек хорошо знакомый с восточной культурой. Около 10 лет он служил в Китае, свободно разговаривал на мандаринском диалекте, после начала войны в Корее занял поста заместителя командира 2-й пехотной дивизии.
С 11 до 21 мая силами 15-го пехотного полка была проведена зачистка и фильтрация лагерного отделения N 10 в районе Пусана. Несмотря на оказываемое некоторыми локальными зонами вооруженное сопротивление, количество жертв было относительно невелико. Также, по приказу Ван Флита в мае было построено 22 новых лаготделения вместимостью 4000 PW каждое – на Кочже-до, Чечжу-до, на нескольких мелких островах и на территории континентальной Кореи. Расстояние между отделениями составляло не менее полумили. Отделения делились на 8 локальных зон по 500 человек разделенных двойными проволочными заборами и спиральными проволочными заграждениями. Параллельно, новый комендант Кочже провел чистку персонала, избавившись от наиболее некомпетентных и недисциплинированных личностей. С острова было эвакуировано все гражданское население, а их дома сожжены. Таким образом удалось в основном прервать связь подполья на острове с большой землей.


4 июня Боутнер начал свою операцию по наведению порядка на Кочже. Пехотинцы 38-го пп, усиленные танками, вошли в локальную зону 85. Они быстро уничтожили установленные флагштоки с красными флагами, сорвали коммунистические плакаты и освободили насильно удерживаемых пленных. Через полчаса они проделали тоже самое в локальных зонах 96 и 60. Жертв практически не было.

Оставалась самая сложная проблема – зона 76 с наиболее упорными повстанцами
10 июня генерал Боутнер передал свое приказание главе повстанцев зоны полковнику Ли Хак Ку, чтобы пленные построились в центре зоны группами по 150 человек – для перевода в другие зоны. Как и ожидалось, в ответ повстанцы вооружились самодельными ножами и огнестрельным оружием, пиками, кольями, пучками колючей проволоки, бутылками с коктейлем Молотова и засели в выкопанные траншеи. Против них была брошена элита 8-й армии – парашютисты (два батальона) из 187-го воздушно-десантного полка. Ворвавшиеся на территорию зоны десантники использовали шумовые гранаты, слезоточивый газ и орудуя штыками, прикладами и кулаками, выгнали основную массу пленных из траншей. Против нескольких сотен самых упорных были брошены танки. В ходе 2.5-часового боя 31 PW погиб (некоторые от рук своих же товарищей, при попытке сдаться десантникам) и 139 получили ранения. У американцев один солдат заколот пиками насмерть и 14 получили ранения. После обыска у пленных было изъято 3000 пик, 4500 ножей, 1000 бутылок с коктейлем Молотова и самодельных гранат, а также массу дубинок, тесаков, пучков колючей проволоки, молотков и.т.д.

Пленных загнали в грузовики, вывезли в другие зоны, сняли отпечатки пальцев и выдали новую униформу.


После этой операции, оставшиеся локальные зоны сдались практически без сопротивления. При переводе PW из этих зон было обнаружено 16 трупов PW со следами насилия – очевидно, тех кто призывал к продолжению сопротивления.
К июлю 1952 в лагере на Кочже содержалось всего 48 000 пленных. Остальные либо перемещены в другие лагеря, либо выпущены на свободу ( в основном, южные корейцы насильно мобилизованные в КНА). С 10 июля 1952 ответственность за лагеря PW перешла от командования 8-й армии к только что созданному командованию тыловой зоны коммуникаций, в составе которого было создано отдельное командование по делам военнопленных. К охране лагеря помимо американцев и южных корейцев привлекли также 2 роты англичан и канадцев под командованием майора Бэнкрофта. Им был передан контроль над зоной 66, ранее охраняемой южными корейцами. В результате проведенной серии обысков британцы обнаружили в бараках подпольные склады медикаментов, денег, топографических карт, оружия, гражданской одежды. В результате расследования выяснилось, что все это поставлялось корейской охраной. Затем они сумели накрыть подпольную мастерскую по производству боеприпасов и перекрыть нелегальные поставки бензина. Попытки протеста со стороны пленных были подавлены.
Боутнер, возглавивший командование по делам военнопленных, существенно расширил права охраны на применение оружия. С августа 1952 охранники имели право открывать огонь в ответ на любую попытку физической атаки или угрозы атаки (удар, толчок, бросок камнем и.т.д.). Последствия были вполне прогнозируемы – 1 октября 1952 в лагере на Чечжу-до солдаты 35-го пехотного полка и военная полиция попытались сорвать флаги и плакаты вывешенные китайскими пленными в честь годовщины победы коммунистов в Китае. Китайцы встретили их самодельными пиками и бутылками с бензином. Итог – 9 раненых у охраны, 56 убитых и 91 раненый у PW.
В декабря 1952 в стычках с охраной погибло 99 PW и свыше 300 получили ранения, большинство – 14 декабря на острове Понгам, во время попытки массового побега путем прорыва через проволочное ограждения. Местность и погода не способствовала применению слезоточивого газа. Сначала охрана пыталась остановить толпу предупредительными выстрелами в воздух, затем прицельным огнем помповых дробовиков и винтовок и наконец, заградительным огнем пулеметов.


Также, активно работало коммунистическое сопротивление и в лагерном госпитале в районе Пусана. Агентура КНДР среди корейского медицинского персонала организовывала убийства пациентов, которые считались предателями. Некоторые пациенты-коммунисты демонстративно отказывались от врачебной помощи, даже если могло привести к их смерти.
Все это время проблема послевоенной репатриации продолжала оставаться наиболее острой. Пик проблемы пришелся на последние месяцы войны, когда Ли Сын Ман втайне от союзников решил освободить всех нежелающих репатриироваться на свободу. Операцию (фактически организацию массового побега) проводили южнокорейская контрразведка и военная полиция. 17-19 июня 27000 пленных оказались на свободе. В локальной зоне Аском-сити (района Сеула) охрана из американских морпехов открыла огонь по рванувшим на свободу PW – 44 убитых и свыше 100 раненых.
В конечном итоге, американцам на переговорах в Панмучжоне удалось склонить оппонентов к принятию принципа добровольной репатриации. Тем не менее, процесс послевоенного обмена пленными также шел не просто и жертвы среди PW, которые пытались избежать репатриации, были. Операция по обмену пленными Big Switch завершилась в декабре 1953.



Бывшие пленные демонстративно избавляются от американской униформы.

Родина щедро отплатила за все руководителям коммунистического сопротивления на Кочже-до – они были расстреляны как предатели.
В наше время на острове Кочже создан музей, посвящен истории лагерей для военнопленных:






Продолжение следует...
Tags: fm, pow, Военная история, Война в Корее
Subscribe

  • Любопытные документы, ч.21

    Нелицеприятный разбор наступательной операции 56-й армии СКФ от Особого отдела фронта…

  • Любопытные документы, ч.20

    Как в 1941 отбирали и отправляли в архив документы имеющие историческую ценность

  • Любопытные документы ч,19

    Не знал, что в СССР были населенные пункты связанные с именем Хрущева. Из отчета 1-й танковой армии, октябрь 1943 Память народа::Поиск…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Любопытные документы, ч.21

    Нелицеприятный разбор наступательной операции 56-й армии СКФ от Особого отдела фронта…

  • Любопытные документы, ч.20

    Как в 1941 отбирали и отправляли в архив документы имеющие историческую ценность

  • Любопытные документы ч,19

    Не знал, что в СССР были населенные пункты связанные с именем Хрущева. Из отчета 1-й танковой армии, октябрь 1943 Память народа::Поиск…