mikle97 (mikle97) wrote,
mikle97
mikle97

Categories:

Холодная война. EPW от Кореи до Гренады.Ч.1 Обзор американских уставов по работе с военнопленными.

EPW- Enemy Prisoner of War (военнопленный противник)
1. Предыстория появления первого устава армии США по работе с военнопленными FM 19-40 “Handling prisoners of war” 1952 г.
В ходе корейской войны армия США столкнулась с серьезными проблемами в вопросе содержания военнопленных. Проблемы были обусловлены с одной стороны, стремительным ростом их числа после Инчхонской десантной операции ( от 1900 в конце августа 1950 до 140 000 в ноябре), а с другой стороны острой нехваткой персонала с соответствующей квалификацией в армии США. Использовать части ROKA для охраны пленных, приходилось лишь под строгим контролем со стороны американцев, в ином случае выливалось либо в пытки, либо в расстрелы по малейшему поводу. Первоначально основную массу пленных держали в лагерях в районе Пусана, но затем было решено их вывести подальше от основной базы снабжения войск и ООН, для чего и было решено создать лагерь на острове Кочже, состоявший из 4 отделений (enclosure) по 8 локальных зон (compound) в каждом. Изначально был рассчитан на 38000 человек, но уже к июню 1951 в нем содержалось свыше 140 000 пленных. Затем их число выросло до 170000




Переполненность лагеря создавала множество проблем, одной из которых была проблема регистрации и идентификации пленных, которая усугублялась острым дефицитом квалифицированных переводчиков.


опрос пленного


Насильно призванные в КНА южные корейцы не были отделены от северных корейцев, бывшие чанкайшисты от бывших партизан Мао, солдаты от офицеров и.т.д. По нормам на такое количество пленных полагалось до 50 рот охраны. По факту же было 6 американских конвойно-охранных рот и 2 южнокорейских взвода. Внутренняя безопасность в лагере была на столь низком уровне, что администрация не решалась входить на территорию локальных зон в темное время суток.
Первый акт массового неповиновения произошел в июне 1951 –офицеров КНА пытались заставить рыть выгребные и мусорные ямы .Южнокорейская охрана открыла огонь, в результате чего трое пленных погибли и 8 были ранены. Администрация лагеря предпочла замять расследование инцидента.

Пленные на хозработах.

Продолжение последовало уже в следующем месяце – северокорейцы взбунтовались против введенной для них униформы красного цвета (во время японской оккупации форму красного цвета носили осужденные уголовники). Результат – 3 убитых, 4 раненых и отмена униформы. Следующий случай – в августе и опять убитые и раненые.
Но пленные гибли не только от пуль охраны но и от рук других пленных – как я уже писала контингент в лагере был весьма пестрый и враждующих группировок среди него хватало. В силу вышеупомянутых причин (общая нехватка персонала, отсутствие регистрации и идентификации пленных, нехватка переводчиков) расследования инцидентов проводились редко, и еще реже дело доходило до суда. В августе 1951 охране пришлось эвакуировать 200 пленных из локальной зоны 78, где коммунисты успели казнить 3-х PW, подозреваемых в коллаборационизме.
Вполне понятно, что при такой переполненности, санитарно-эпидемиологическая обстановка была соответствующая. К счастью, медицинскую службу в лагере возглавил флотский доктор, лейтенант Джерри Мартин, врач в третьем поколении, неплохо говоривший по корейски (его отец в свое время врачом Сеульского госпиталя).
В мае 1951, он, собрав команду корейских врачей и медсестер, организовал клинику на Кочже и повел успешную борьбу с эпидемиями. Доброе дело не осталось безнаказанным. Когда известия об успехах Мартина широко распространились, пхеньянские пропагандисты и лагерные коммунисты объявили его военным преступником, продолжателем дела печально известного японского отряда 731, а его программу вакцинации пленных – испытаниями биологического оружия. К осени 1951 врачи уже опасались входить в некоторые локальные зоны – их могли и убить. Также, определенную неудачу потерпела и программа перевоспитания и трудового обучения заключенных. Для перевоспитания использовали в основном служителей церкви, которым удалось добиться серьзных успехов (одним из них быд Эдвин Килбурн – шурин доктора Мартина).

Перевоспитавшиеся китайские "добровольцы.

Но вот что касается трудового обучения… Пленных учили на электриков, плотников, ткачей, каменщиков, портных, но наибольшей популярностью пользовались курсы производства металлических изделий – как выяснилось позже многие PW использовали полученные навыки отнюдь не для производства ведер, печек, садового инструмента, а для изготовления различного оружия.


По некоторым сведениям в течение осени-зимы 1951 на Кочже успешно проникли 280 северокорейских агентов, как в качестве пленных, так и в местные обслуживающие части. Руководил процессом инфильтрации полковник Ба Чоль (Bae Chul), бывший офицер Советской армии.

После визита в сентябре 1951 командующего 8-й армией генерала Ван Флита охрана лагеря усилилась – была сформирована и направлена на Кочже 8137-я группа военной полиции в составе 3-х батальонов и 4 отдельных конвойных рот. В ноябре того же года туда отправился батальон 23-го пехотного полка. Но обстановка продолжала ухудшаться. Возникла новая проблема – шли мирные переговоры между воюющими сторонами и встал вопрос об обмене пленными. Как я уже писал, состав контингента POW ,был весьма пестрый и многим из них совершенно не улыбалась перспектива после войны вернуться в КНДР или Китай. Поэтому, требовалось определить кто хочет возвращаться, а кто нет. Попытки администрации лагеря провести опрос пленных наткнулись на ожесточенное сопротивление лагерных коммунистов. 18 декабря 1951 только вмешательство южнокорейский охраны помогло эвакуировать из локальной зоны 62 опросную команду и несколько сотен антикоммунистов из числа пленных. В 3-х часовой схватке погибло 14 и было ранено 24 PW. Коммунисты сохранили контроль над зоной 62.


план лагеря

Начальник лагеря, полковник Фитцджеральд приказал блокировать зону 62 по периметру. Восставшие пленные под командованием полковника Пак Сон Хен (Pak Sang-hyon) вывесили агитационные плакаты, вооружились подручными средствами и забрасывали камнями всех проходящих мимо зоны. Тем не менее в течение ноября-декабря 1951 37000 PW были переклассифицированы из военнопленных в гражданских перемещенных лиц.


18 февраля 1952 до полутора тысяч пленных коммунистов, вооруженных камнями, пиками, дубинками атаковали южнокорейскую охрану, пытавшуюся эвакуировать очередную партию беженцев из зоны 62. Батальон 27-го пехотного полка (Wolfhounds) был введен для наведения порядка на территорию зоны. Сначала солдаты пытались действовать штыками и шумовыми гранатами, но затем были внуждены открыть огонь на поражение. В последовавшей яростной схватке погибло 77 пленных и свыше 100 были ранены, потери «волкодавов» составили 38 раненых и один погибший солдат.

Оружие изъятое у мятежников

Не смотря на соотношение потерь, коммунисты выиграли эту схватку, сохранив контроль над зоной 62.
Через несколько дней на переговорах в Панмунчжоне, глава северокорейской делегации, генерал Нам, обвинил американцев в «варварской расправе» над беззащитными гражданскими лицами.

Недовольный обстановкой в Кочже, Риджуэй в очередной раз, 20 февраля 1952 сменил начальника лагеря. Девятым за год!!! начальником стал бригадный генерал Френсис Додд – Кочже обрел твердую репутацию «кладбища начальников». Основная задача поставленная перед ним состояла в фильтрации пленных на предмет желания/нежелании репатриироваться.


Додд разработал план «Spreadout» согласно которому, половина пленных должна была быть переведена в новые лагеря, при этом противоборствующие группировки должны были оказаться в разных лагерях что должно было облегчить процесс фильтрации.
13 марта произошел новый инцидент – мятежники из зоны 76 забросали камнями отряд рабочих проходивших у периметра. Южнокорейская охрана немедленно открыла огонь - в результате 12 погибших и 26 раненых, в том числе – американский офицер, пытавшийся остановить стрельбу. После этого на Кочже был переброшен 38-й пехотный полк армии США – разведка получила сведения, что коммунисты готовят массовый побег.
Обстановка на некоторое время стабилизировалось, и администрации удалось успешно провести фильтрацию 11 локальных зон, пока 10 апреля в зоне 95 заключенные не захватили группу медиков, а корейская охрана, вооруженная дубинками, попыталась их освободить. В конце концов дело опять закончилось стрельбой. Тем не менее, к концу апреля 1952 было профильтровано и частично эвакуировано 106 00 пленных и перемещенных лиц из которых только 31 000 выразили желание репатриироваться в Северную Корею или КНР. Но оставалось еще 7 локальных зон, в которых находилось свыше 40000 наиболее непримиримых PW. В мае 1952 их руководители решились на отчаянный шаг - захватить в заложники генерала Додда.

Один из лидеров сопротивления в лагере.

7 мая 1952 генерал Додд в сопровождении коменданта отделения подполковника Рэйвена пришел на очередные переговоры с делегацией локальной зоны 76. За день до этого, пленные из этой зоны пожаловались Рэйвену на издевательства охраны и объявили, что если генерал Додд придет к ним на встречу и выслушает их требования, они согласятся на фильтрацию зоны.
Как то открылись внешние ворота зоны, пленные бросились на генерала и втащили его внутрь. Тоже самое они хотели сделать и с Рэйвеном, но тот успел вцепиться в стойку ворот и отбивался от нападавших ногами, пока на помощь не подоспела охрана.


продолжение следует...
Tags: fm, pow, Военная история, Война в Корее
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

Recent Posts from This Journal